danilevskiy gpДанилевский Г.П. – Письмо к Полонскому Я.П.
Я приехал в Петербург, любезный знакомец мой Яков Петрович, и никакая светская метель и «замять» о Вас во мне не уничтожат «память»!.. Вот рифма, которая с этих пор да наследует той рифме, которая так эксцентрически устроила наше знакомство*1. Я объехал весь Крым, даже случайно был в некоторых западных крепостях Кавказа, и, снова вернувшись в Азов,— через Мелитополь, Харьков, Тулу, Москву и Новгород, — возвратился в Петербург, где и буду постоянно жить, в Большой Конюшенной, в доме Демидова.
В Москве я был в восторге за Вас! Ваш «Сазандар» холодно принят в Петербурге и в Одессе, но Москва ему до сих пор аплодирует*2.
Я обедал с Бергом*3 у Шевырева; и там долго мы трактовали о Вашем молодом даровании… Шевыреву нравится, что Вы не напоминаете ни Гейне, ни его сына: нашего Лермонтова*4. Был я также на вечерах у Вельтмана,*5 и этот также очень и очень убежден в Вас… Ваш стих, по выражению молодой московской литературности, начинается там, где стих Пушкина поставил свою последнюю букву! *6 Но, к несчастию, Москва, имеющая Островского,*7 который заглаза велел Вам послать поклон, и Щербину,*8 который после меня приехал туда с одним своим приятелем (и которого я не успел увидеть, потому что он уехал в одну подмосковную),*9 — Москва не имеет журнала чисто художественного, в который бы можно было отдать свой труд, не опасаясь попасть в литературную котерию.*10 Партия «Отечественных Записок» популярнее партии «Москвитянина»; *11 модный «Современник» тем только и хорош, что он «Современник»… но со временем он уже будет, comme de raison, а не со-временник!*12 Отдавая свои труды в «Отечественные Записки», молодой литератор навлекает на себя стрелы не одного «Москвитянина», а целой Москвы, которая так сильна в голосе литературных мнений: это я уже знаю по опыту; отдавая в «Москвитянин», навлекаешь на себя едкие выходки и «Отечественных Записок» и «Современ»на », который печатает стихи только тех, которые не опасны для имени г. Некрасова.
а как и следует ожидать (франц.).
Поняли ль Вы меня? Осквернительница русской, художественно-литературной журналистики, «Библиотека для чтения», у которой 4200 подписчиков и которую читают наверно 14 тысяч, потому что она преимущественно расходится в наших провини,иях и в губернских городах, где Вас еще мало знают, — «Библиотека», в лице своего редактора,*13 через меня — предлагает Вам печатать Вашу драму в стихах в ее столбцах.*14
По действиям или целиком, напечатавши ли 1-е действие и долго спустя всю разом, — как Вы пожелаете… Вам предлагается за лист первого отдела почти вдвое меньшей печати, чем печать «Отечественных Записок»,— по тридцати пяти рублей серебром. Оставляя на Ваш суд это предложение, я буду ждать Вашего ответа. В следующем № этого журнала Вы увидите пьесы, которые в нем будут печататься в будущем году. Новая драма в стихах Загоскина,*15 либретто оперы «Амалат-Бек» Вельтмана,*16 драма в стихах Островского, автора «Своих людей сочтемся», — именно драма: «Александр в Вавилоне» *17… и др.
Редактор «Библиотеки» в восторге от моих рассказов о Вас, любезный Полонский. Он просто завоевал у меня Ваши стихи «Качка в бурю», написанные Вами в мой альбом.*18 В январской книге я печатаю свои «Крымские стихотворения»,*19  где одно«Дуб, задушенный плющом»*20 — посвящено Вам, мой дорогой собрат… и, может быть, сотрудник!
Пишите! сдержите слово, как сдержал его
Ваш Гр. Данилевский.
N.В. Что нового в Тифлисе? Что Вы написали из мелких пьес? Видели ли Бейдемана,*21 Ровинского,*22 Шатковского*23 и Видерта? *24 Перед Шатковским я очень виноват: я не исполнил .. в точности одного из его поручений и не знаю, куда ему писать?
1 ноября (1850). С.П.бург.

*ПРИМЕЧАНИЯ.
*1. В воспоминаниях о Н.Ф.Щербине (опубликованы после смерти Данилевского, см.: .Исторический вестник, 1891, № 1) Данилевский подробно останавливается на обстоятельствах своего знакомства с Я.П.Полонским и Н.Ф.Щербиной осенью 1850 г. в Одесском театре. В антракте: во время его беседы с соседом по креслу партера, как позднее выяснилось — с Щербиной, зашел разговор о М.Н.Загоскине. Данилевский вспомнил, как Загоскин однажды сказал, что есть слова, на которые нельзя придумать рифмы, например «зеркало», «жалоба», «память». Собеседник Данилевского, предложив рифмы на первые два слова, при третьем замялся. Тогда в разговор вступил «из первого ряда кресел <…>, высокий, с темно-русыми волосами господин», предложивший рифму:. «замять». Это и был Я.П.Полонский (Данилевский, XIV, 156 — 159) .. Уехав на юг, Данилевский писал А.В.Никитенко 12 августа 1850 г. о последней встрече с Загоскиным: «…седовласый старец сидел за пятиактною комедиею в стихах «Ловля московских женихов». Он до того плавал в пучине рифм и поэтического вдохновения, что вместо напутствия дал мне на дорогу задачу — найти рифмы к словам: живописец,: зеркало, корабль и память… Я должен ему их найти где-нибудь в Имеретии, на могиле старой грузинской царевны, где-нибудь на проселочном пути в Крыму <…> Не знаю, будет ли доволен моими рифмами Загоскин, я их уже начинаю ловить» (ИРЛИ, ф. 205, № 18508). Рифма, подсказанная Полонским, будет использована Данилевским в стихотворении «Иосафатова долина» (Библиотека для чтения, 1851, т. 105, № 1, с. 21 — 22): «l1 вот улетает Далеко тревожная память. Тоска поднимает На сердце и бурю, и замять». По поводу этой рифмы иронизировал в анонимной рецензии «Современник» (1851, № 4, отд. V, с. 64 — 68) . В письме от 26 февраля 1851 г. Полонский спрашивал: «Вы давно ко мне не писали, любезнейший Григорий Петрович, что с вами, какая замять истребила в вас память к Полонскому?» (ГПБ, ф. 236, № 127).
*2. Имеется в виду сборник «Сазандар. Стихи Я. П. Полонского» (Тифлис, 1849) . Часть стихотворений, вошедших в сборник, была опубликована автором в «Закавказском вестнике», помощником редактора которого он являлся. Стихи подверглись критике на страницах «Москвитянина» (1850, № 8, кн. 2, апрель, отд. IV, с. 147): «Нет, лучше бы г. Полонский если бы поступил с этими стихотворениями, по крайней мере с некоторыми, как поступают настоящие Сазандары (т. е. народные певцы,— Е.С.), которые поют свои стихи, но никогда не печатают». «Современник» (1850, № 4, отд. V, с. 99 — 100) и «Библиотека для чтения» (1851, т. 105, № 1, Лит. летопись, с. 26 — 28) ограничились кратким сообщением о выходе этого сборника, приведя некоторые отрывки. Говоря о радушном приеме стихов Полонского в Москве, Данилевский, видимо, имеет в виду мнения известных ему литераторов.
*3. Берг Николай Васильевич (1823 — 1884) — историк литературы, критик, поэт. В 1850 г. вместе с А.Н.Островским, А.А.Григорьевым, Л.А.Меем и др. вошел в «молодую редакцию» «Москвитянина». В архиве Г.П.Данилевского (ГПБ, ф. 236, № 30) хранится 11 писем (1851-1854) Берга к писателю, свидетельствующих об их дружеских взаимоотношениях и о внимании, с которым относился Берг к творчеству Данилевского. Письмо Берга от 2 июля 1851 г. дает возможность предположить, что Данилевский видел в нем посредника в попытке опубликовать свой перевод шекспировской драмы «Цимбелин» в журнале М.П.Погодина «Москвитянин». В альбоме Данилевского сохранилась запись Н.В.Бергом своих стихотворений «Когда распнут они тебя…» и «Бахчисарайский дворец» (ГПБ, ф. 276, № 174, л. 29, 32 об.; запись от l апреля 1865 г.).
*4. Шевырев Степан Петрович (1806 — 1864) — историк литературы, критик, поэт. Известно резко отрицательное отношение Шевырева к творчеству Лермонтова, что нашло свое отражение в его полемике с В.Г.Белинским вокруг «Русской хрестоматии» А.Д.Галахова (1843).
*5. Вельтман Александр Фомич (1800 — 1870) — писатель, с 1852 г. директор Оружейной палаты. В Москве были известны литературные четверги, проводившиеся в доме Вельтмана; их посещали М.Н.Загоскин, A.Н.Островский, М.П.Погодин и др. (см.: Записки Н. В. Берга.— Русская старина, 1891, № 2, с. 249 — 252). Вельтман одобрительно отозвался о сказках Данилевского, опубликованных в 1854 — 1855 гг. (см. письмо Данилевского к А.В.Старчевскому (б. д.): ИРЛИ, ф. 583, № 397, л. 41).
*6. Сомневаясь в искренности оценки его поэзии, данной московскими литераторами, Полонский писал Данилевскому 27 ноября: «Если действительно слышали от кого-нибудь в православной Москве довольно темную фразу, что «стих мой начинается там, где стих Пушкина поставил свою последнюю букву», вы, я уверен, внутренно посмеялись ей — и мне стало досадно, что вы думаете или думали, быть может, что я поверил ей. Восклицаю вместе с покойным Лермонтовым — «Боже, избавь меня от такого невежества!» <…> Одни меня бранят, другие хвалят. Из похвал и брани я вывожу для себя средний вывод, который хоть и не льстит моему самолюбию, по крайней мере держит его в границах. Я могу быть другом с человеком, который терпеть не может стихов моих, и наоборот — часто я сходился с людьми за их резкий отзыв о моей особе» (ГПБ, ф. 236, № 127).
*7. Данилевский сообщал 12 августа 1851 г. А.В.Никитенко: «В Москве же я познакомился с Островским и дня два был в его обществе, в его доме. Это замечательный деятель в нашей литературе <…>. В Туле, Курске и Харькове я изучил книжную торговлю <…> Я там рекомендовал везде «Современник» и «Свои люди — сочтемся». В Харькове я был снова недавно и приятно обрадовался: книгопродавец Апарин, здешний Смирдин, выписал 5 экз. комедии Островского» (ИРЛИ, ф. 205, № 18508). В архиве Данилевского хранятся 2 письма (1851) Островского к Данилевскому (ГПБ, ф. 236, № 114). 4 письма Данилевского к Островскому опубликованы в кн.: Неизданные письма А. Н. Островскому. М.— JI., 1932, с. 92 — 96. В альбоме Данилевского сохранилась запись монолога Липочки из комедии «Свои люди — сочтемся», сделанная Островским 22 февраля 1856 г. (ГПБ, ф. 236; № 174, л. 44).
*8. В Москве поэт Щербина занял должность помощника редактора «Московских губернских ведомостей».
*9. Лицо неустановленное.
*10. Котерия (устар.1 — кружок, группа лиц, преследующих узкие, своекорыстные цели.
*11. Говоря о «партии», Данилевский имеет в виду четко определившуюся линию «Отечественных записок» 1840-х годов, противостоявшую позиции журнала «Москвитянин» М.П.Погодина, близкой к официальной народности.
*12. Несмотря на то что Данилевский ( «рекомендовал» «Современник» в провинции (см. примеч. 7), отношение его к журналу было отрицательным, что отчасти объяснялось неприязненным отношением Некрасова к Данилевскому, а также резкими нападками журнала на его творчество. См. рецензии (без подписи) на его перевод трагедии Шекспира «Ричард 111» (1850, № 7, отд. VI, с. 130 — 136) и на «Крымские стихотворения» (1851, № 4, отд. V, с. 64 — 68).
*13. Редактором «Библиотеки для чтения» в 1849 — 1856 гг. был А.В.Старчевский. О.И.Сенковский оставался номинальным редактором. О «Библиотеке для чтения» см.: Бернштейн Д.И. «Библиотека для чтения» (1834 — 1865). — Учен. зап. каф-ры рус. лит-ры Московского пед. ин-та, 1939, вып. 2, с. 167 — 191.
*14. Речь идет о драме Я. П. Полонского «Дареджана, царица Имеретинская».
*15. Имеется в виду комедия в стихах «Женатый жених», опубликованная в «Библиотеке для чтения» (1851, т. 105, № 2) и представляющая отчасти переделку двух сцен — «Выбор жениха» и «Живописец» из книги «Москва и Москвичи. Записки Богдана Ильича Бельского, издаваемые М. Н. Загоскиным. Выход первый» (М., 1842; изд. 2-е. М., 1851). Сведения о работе Загоскина над этой комедией Данилевский мог почерпнуть из статьи «Новости русской литературы» в «Библиотеке для чтения» (1850, т. 104, № 12, Смесь, с. 186—187), где она названа «драмой-комедией».
*16. Данилевский писал А.В.Никитенко 12 августа 1850 г.: «В Москве я был у Вельтмана. Он меня очень ласково принял. Он написал для оперы Алябьева «Амалат-Бек» — либретто в стихах» (ИРЛИ, ф. 205,. № 18508). Оно вышло отдельным изданием в Москве в 1870 г.
*17. Имеется в виду неосуществленный замысел драмы в стихах «Александр Македонский», задуманной А.Н.Островским в июле — августе 1850 г. Краткое сообщение о ее содержании дано в «Библиотеке для чтения» (1850, т. 104, № 12, с. 188).
*18. «В воспоминаниях о Щербине Данилевский пишет: «Оставшись еще несколько дней в Одессе, я уехал на пароходе «Тамань» в Крым, одновременно с Я.П.Полонским, который возвращался на Кавказ, где он в то время редактировал «Закавказский вестник». На пути мы вынесли сильный шквал; половину путешественников укачало. В Ялте Я.П.Полонский, остановившись со мной в одной гостинице, прочел мне и вписал
карандашом в мою памятную книжку новое свое стихотворение «Качка в бурю», очевидно написанное им под впечатлением перенесенного нами шквала, обозначив под ним: «Пароход «Тамань». Сентябрь 1850 г.»» (XIV, 159). По инициативе Данилевского оно было напечатано в «Библиотеке для чтения» (1850, т. 104, № 11), что вызвало неудовольствие Полонского. 5 января 1851 г. он писал Данилевскому: «Благодарю Вас от души за все лестное для меня в письме Вашем — и все-таки скажу Вам — жаль, что «Качка в бурю» напечатана. Будь она хороша, не досталось бы мне за нее от Ханыкова и других моих тифлисских приятелей — просто бранят меня, что печатаю стихи до того не обделанные, не обработанные» (ГПБ, ф. 236, № 127).
*19. «Крымские стихотворения» были опубликованы в «Библиотеке для чтения» в 1851 г. (т. 105, № 1) и вышли отдельным изданием в том же году.
*20. Данилевский изменил название посвященного Полонскому стихотворения на «Татарская басня». 26 февраля 1851 г. Полонский, благодаря Данилевского за это посвящение, писал: «Ваша «Татарская басня» очень и очень недурна. Все стихи в этой басне и живописны и музыкальны, и, как мне кажется, единственный недостаток этого стихотворения заключается в том, что в нем слишком много хороших стихов, т. е. слишком много подробностей <…> и таких, однако же, без которых содержимое могло бы обойтись» (ГПБ, ф. 236, № 127).
*21. Бейдеман Александр Егорович (1826 — 1869) — живописец, близкий друг художника П.А.Федотова, приятель петрашевца А.П.Баласогло. В «Стихотворениях и поэмах» Я.П.Полонского (Л., 1935) воспроизведены два карандашных портрета поэта из его тифлисского альбома, сделанные А.Е.Бейдеманом. В альбоме Данилевского имеется акварельный рисунок Бейдемана (1850-е гг.) «Украинка в народном костюме» (ГПБ, ф. 236, № 174, л. 105).
*22. Ровинский Николай Александрович (1818—1855) — брат Д.А.Ровинского, собирателя народных картинок и гравированных портретов. По словам Полонского, «был близок к кружку Станкевича». От него Полонский впервые услыхал имя В.Г.Белинского (Полонский Я.П. Мои студенческие воспоминания. — Ежемесячное литературное приложение к журналу «Нива», 1898, № 12, с. 648).
*23. Лицо неустановленное.
*24. Видерт Август Федорович (Фридрихович) (1823 — 1888) — писатель, переводчик. В 1854 г. вышел его немецкий перевод «Записок охотника» И.С.Тургенева, а в 1857 г. «Ревизора». Н.В.Гоголя. Был в дружеских отношениях с Г.П.Данилевским. В архиве Данилевского хранятся 3 письма (1852) Видерта (ГПБ, ф. 236, № 46), в которых он сообщает о своих переводах и планах издания биографий русских писателей в Германии.

 Ист. Ежегодник Рукописного отдела Пушкинского Дома. 1978.

Google Buzz Vkontakte Facebook Twitter Мой мир Livejournal SEO Community Ваау! News2.ru Korica SMI2 Google Bookmarks Digg I.ua Закладки Yandex Linkstore Myscoop Ru-marks Webmarks Ruspace Web-zakladka Zakladok.net Reddit delicious Technorati Slashdot Yahoo My Web БобрДобр.ru Memori.ru МоёМесто.ru Mister Wong